О предназначении. Личный опыт.

С выбором пути у меня все было просто. В 10-м классе, когда до окончания школы осталось чуть больше года, я решила поступать на факультет немецкого языка в местный вуз. В школе мне нравилась и математика, и немецкий язык, но решив, что математиков в нашей семье хватит (мама и один из братьев), я сделала выбор в пользу немецкого языка. Нужно отметить, что любила я его безумно. Еще будучи маленькой девочкой, я нашла у дедушки старый военный немецко-русский словарь, который с упоением читала. Когда пришло время идти в пятый класс, в нашу школу пришла талантливая учительница немецкого языка, которая и взяла нас под свое крыло. С ней мы очень увлекательно изучали немецкий язык, и вся параллель любила этот предмет. Даже троечники умели переводить тексты и хорошо разбирались в лексике.

Тогда в местном университете была специальность: иностранный язык и психология. Вот на нее я как раз и нацелилась. Я поступила на подготовительные курсы, но когда пришло время сдавать вступительные экзамены, оказалось, что эту специальность упразднили. Сделали психологию отдельно, а иностранные языки отдельно. Вместо психологии добавили второй иностранный язык. Так судьба отвела меня от традиционной психологии. В 2015 году у меня состоялся разговор с одним из традиционных психологов, из которого я поняла, какой именно подарок сделала мне тогда судьба.

После окончания университета по своей специальности я пошла работать на местный завод, точнее металлургический комбинат. Там я работала переводчиком. Вот тогда я впервые поняла, что значит работа в тягость. Мне действительно не нравилось то, что я делала. Мы работали с мужиками в грязных прокуренных помещениях, вынуждены были спускаться в подвалы и забираться на высоту. А еще дышать производственными газами и лицезреть раскаленный металл. Там, на заводе, я видела, как разливают чугун, как делают сталь, как из жидкого куска чугуна получается заготовка, а из нее рулон оцинкованного железа. Год я скиталась по цехам и не видела ни света белого, ни солнца. А потом пришел декретный отпуск.

После декретного отпуска я вышла уже в школу, учителем немецкого языка. С завода меня сократили. И вот в школе я наслаждалась тем, что я делала. Я любила немецкий язык, он любил меня, и мы вместе с ним учили детей говорить на нем. У меня были маленькие группы (до 12 человек), и я действительно почувствовала разницу между работой в школе и на заводе. Моя душа пела, творила и радовалась. Мне повезло, и моя первая школа была с углубленным изучением иностранного языка, поэтому и дети там были работоспособнее, и сам иностранный язык очень ценился. Отработав два года, я ушла во второй декретный отпуск.

За время декретного отпуска меня сократили, и на работу я уже вышла в новую школу, где мне были очень рады. У администрации второй школы была цель — увеличить количество детей, изучающих немецкий язык, а для этого им был нужен педагог, увлеченный своим делом, который мог бы убедить родителей, что изучать немецкий язык — ничем не хуже, чем изучать английский. И таким человеком стала я. Я с упоением выходила на родительские собрания, выступала перед родителями. И нам удавалось набрать в каждом классе немецкую группу. Последний год, когда я работала в той школе, у меня было 12 (!!!) групп немецкого языка в начальной школе. После трех лет работы во второй школе я уволилась.

Немецкий язык исчез из моей жизни. У меня сложилось впечатление, что я была ему что-то должна. И когда я сумела отдать ему долг (привить к нему любовь у многих детей), то он меня отпустил. В настоящее время я совсем не занимаюсь немецким языком, хотя до сих пор помню и понимаю его.

Еще за два года до увольнения из школы в мою жизнь в связи со сложными семейными обстоятельствами пришла психология, а вместе с психологией вернулись и стихи. После увольнения я продолжила заниматься психологией, но не традиционной, а ведической, которую сменила восточная психология (школа Рами Блекта). Я вела женский клуб “Психология 3000” сначала в Череповце, потом в Сергиевом Посаде. Ведение женского клуба привело к необходимости изучать глубоко эту тему, и я пыталась поступать в “Науку жизни” от проекта Психология 3000, но туда меня не пустила жизнь. Но зато она мне открыла дорогу в Академию Рами Блекта, которую я закончила за год, и этим летом получила диплом восточного психолога и возможность самой преподавать в Академии. Немецкий язык сменился восточной психологией и творчеством (стихами и статьями). Вот такой поворот в судьбе.

Параллельно с восточной психологией мне хотелось изучать и ведическую астрологию. Но туда меня снова не пустили. И только этим летом, в небольшом отпуске на природе, я поняла, почему. Я почувствовала, каким образом могут соединиться психология и творчество в моей жизни. И что в ней нет места астрологии, зато есть место психологии творчества. Я увидела, как много людей нуждаются в том, чтобы я помогла им раскрыть их творческий потенциал, поэтому сейчас я активно размышляю в этом направлении.

А сейчас, когда изучено много материалов по психологии семьи, отношения в своей собственной семье выстроены, решены самые сложные вопросы с детьми и родителями, я буду продвигать проект “Семья в Радость”, в котором буду делиться тем, как сделать семью счастливой. Психология творческого пробуждения будет вызревать и когда-нибудь даст свои плоды. В этом году или в следующем. Время покажет.

В любом случае, для себя я сделала вывод: главное — слушать сердце, слушать себя, спрашивать себя, чем мне хочется заниматься сейчас. Перестать бояться перемен, перестать думать о себе плохо, верить в себя и в свой успех, точно знать, что я кому-то обязательно нужна!!!

© Алевтина Васянина, 2017