Бермудский треугольник “Жертва-Агрессор-Спасатель”

Как хочется в жизни быть собой, но как часто нам что-то мешает! Хочется снять маску и быть настоящей, но иногда маски так сильно прирастают, становятся второй кожей, что очень сложно решиться это сделать.

Одной из самых трудно снимаемых масок является маска “Жертвы-Агрессора-Спасателя” (сокращенно ЖАС), которая значительно портит жизнь, не дает ощутить покой в душе и насладиться истинным счастьем. И это не просто маска, это треугольник, фактически Бермудский треугольник, выход из которого сложно найти. Но в любом случае возможно! Надежда есть всегда. Но для начала давайте разберемся, что же такое этот загадочный треугольник ЖАС.

Поскольку это треугольник (в нем есть три роли — три угла), то он является замкнутой самодостаточной системой, которая не впускает и не выпускает из себя никого. Поэтому так затруднительно бывает вырваться из его стен. Они как будто держат человека внутри. Только эти стены невидимые, и они находятся внутри сердца.

Поскольку это роли, то они сменяют друг друга бумерангом, жертва, устав быть жертвой, впадает в роль агрессора, агрессор, разочаровавшись в применении силового метода, может перейти в роль спасателя. Спасатель, не получивший желанного отклика на его помощь, может качнуться как в роль жертвы, так и в роль агрессора. Беготня по кругу — по замкнутому кругу (фактически по треугольнику и его углам) — продолжается долгое время. Некоторые люди всю жизнь бегают по углам этого Бермудского треугольника, бьются головой о его стены, набивают шишки, но так и не находят выхода из него.

А теперь давайте разберемся, что это за такие мистические роли? Что они дают человеку? Зачем мы добровольно (или принудительно) надеваем эти маски и не спешим их снимать, даже если хотим жить по-другому?

Жертва — это неуверенный в себе человек, который не признает своих потребностей, боится о них заявить, не считает свои желания важными и нужными. Подробнее об этом здесь (статья другая). Жертве выгодно быть в таком положении, потому что в этом случае ее начинают жалеть. А для жертвы жалость — это любовь. В другом виде жертва любовь принимать либо не умеет, либо не хочет. Когда ее жалеют, ей очень приятно. Она даже может испытывать удовольствие от своих страданий, а так же от того, что все кидаются вытаскивать ее из сложившейся ситуации. Когда все хорошо, жертве кажется, что что-то в жизни идет не так. Вместо спокойно жизни ей больше нравится борьба за выживание. А в голове часто проскакивает мысль “а не страдануть ли?”

Агрессор — это тот, кто нападает, тот кто силой пытается доказать свою правоту. Фактически драчун, человек, наносящий моральный или физический вред. Почему он это делает? Потому что не видит другого выхода из сложившейся ситуации. Потому что у него нет другой модели поведения в голове. Потому что ему кажется, что легче взять свое силой. А что конкретно свое он берет? Ту же любовь, которую жертва черпает из жалости, агрессор берет ее из той реакции, которую получает на свои выпады. Ненавидят — значит любят. Хоть как-то обращают внимание — уже хорошо. Орут — прекрасно, чувствуется энергия. Вот такое понимание любви… Естественно, больше неосознанное.

Спасатель кажется после жертвы и агрессора самой милой и привлекательной ролью. Вроде бы, что плохого в том, чтобы помогать людям, быть хорошим? Но спасатель — это не тот, кто помогает просто так от души. Спасатель — это человек, который за каждое свое слово или дело ждет и жаждет благодарности. Ему нужно, чтобы его помощь была оценена по достоинству, чтобы ему воздали по его делам, похвалили, дали премию (не обязательно в виде денег). От осознания собственной значимости в жизни спасаемого человека сам спасатель получает тонкое наслаждение. Ему кажется, что без него мир рухнет. Не получив желаемой похвалы, спасатель может упасть в роль агрессора (требуя силой то, что ему нужно) или в жертву (я для вас делаю-делаю, а вы мне ни слова благодарности).

Выход из этого треугольника есть, но для начала нужно осознать, что вы внутри него. Понаблюдать за собой, увидеть себя в роли жертвы, спасателя, агрессора. Захотеть выйти из него. И тогда выход найдется. Об этом в другой раз.

© Алевтина Васянина, 2016

Добавить комментарий